Понедельник, Июль 23У НАС ВСЕ САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

Интервью с Александр Шлеменко о допинг-тесте, судах и травмах

Александр Шлеменко дал первое интервью после того, как Атлетическая комиссия штата Калифорния сообщила о обнаружении в его допинг-пробе запрещенных веществ

— С момента появления первой информации о вашем допинг-тесте прошло около двух недель. Почему вы все это время молчали?

— Мы хотели уточнить эту информацию, дождаться подтверждения и полного отчета от лаборатории — и только потом дать какие-то комментарии. Но с этим внезапно возникли сложности. Ни мне, ни моему адвокату отчет не предоставили ни через пять дней, ни через две недели. Я сам пытался выйти на связь, получить ответ от комиссии, чтобы было понимание, в чем меня обвиняют.

— Пока такого понимания нет?

— Руководство комиссии говорит в интервью, что не будет называть найденное в моем тесте запрещенное вещество, и объясняет это защитой моей личной жизни. При этом мне самому вещество тоже не называется. Это, по-моему, очень странная ситуация: когда в применении запрещенных препаратов обвиняли других бойцов, вещество называлось сразу же и публично.

— 10 апреля бой в США у вашего ученика Александра Сарнавского. Вы будете там присутствовать?

— Да, Саша уже в Америке, а я полечу в конце этой недели. Пока непонятно, буду ли я его секундантом в этом бою, даст ли мне комиссия секундантскую лицензию (Сарнавский будет драться с поляком Марчином Хелдом, победитель получит право на бой за титул чемпиона организации «Беллатор» в весе до 70 кг. ). Но я по-любому полечу: я его тренер и должен быть рядом, пусть даже меня не пустят в раздевалку. А 28 апреля будет заседание Атлетической комиссии штата Калифорния по моему делу. Я хочу там присутствовать. Я чист, не принимал и не принимаю никаких стероидов. И я хочу доказать свою чистоту.

— Вас не смущает, что судиться в Америке это очень затратно?

— Я еще ни разу не сталкивался с законодательством США, у меня нет опыта в этих делах и поэтому я не могу прогнозировать, чем все может закончиться. Но я настроен идти до победного, потому что я прав.

— После боя с Манхуфом та же атлетическая комиссия отстранила вас на 180 дней из-за подозрения на травму спины. Что со спиной?

— Есть травма, у меня были проблемы со спиной во время боя с Манхуф, но я лечу ее и чувствую себя уже лучше. И, естественно, я тренируюсь. Я не хочу исчезнуть как боец.

prosport-online.ru